Бельцкая больница меняет статус. Что это значит?

Бельцкая муниципальная больница очень скоро поменяет свой статус. Как это отразится на медицинском учреждении, сотрудниках и пациентах? Чем вызвано подобное решение? Об этом наш разговор с директором больницы Сергеем Ротарем.

Переход под юрисдикцию Минздрава

— В октябре этого года муниципальный Совет принял решение, которое предполагает изменение статуса Бельцкой муниципальной клинической больницы. Зачем и как это отразится на будущем лечебного учреждения?

— Такое решение было действительно принято. Но оно касается пока только переподчинения, перехода больницы из юрисдикции муниципального Совета под юрисдикцию Министерства здравоохранения, труда и социальной защиты. Я рад, что меня поддержали все советники, и понимаю, что не могу не оправдать их доверие в проведении всех дальнейших реформ, связанных с этим решением.

Бельцкой больнице 147 лет. Из них более 100 лет она была республиканской. С 1999 по 2003 год работала как уездная. Последние 15 лет — это муниципальная больница, одна из 11 таких больниц в республике. И, исходя из названия, мы должны оказывать помощь 147 тысячам бельчан. На самом деле мы оказываем экстренную помощь всем жителям севера республики. И это правильно, потому что мы — северная столица Молдовы.

Мы работаем как мультифункциональное лечебное учреждение. У нас есть роддом, детская больница, тубдиспансер, инфекционная больница. Ежегодно у нас лечатся тысячи пациентов не только муниципия, но и всего севера.

Из 37 тысяч пролеченных в стационаре больных 47 % приехали к нам из районов. Из 4370 родов, которые проходили в прошлом году, половина рожениц не из Бельц, а жительницы севера Молдовы. Приказом Минздрава мы принимаем всех рожениц с патологией. Если в районе за год рождается не более 100 детей, то, наверное, нет смысла держать там роддом. Есть транспорт, и мы готовы оказать услуги на более высоком уровне. У нас постоянно дежурят три врача, есть операционные, реанимация. Мы можем привлечь специалистов другого профиля, если в этом есть необходимость. И мы это делаем. Значит, у больницы должен быть другой статус.

— О каком статусе идёт речь — региональном или республиканском?

— Для нас не очень важно название. После того как муниципальный Совет одобрил перевод под юрисдикцию Минздрава, решение о статусе будет принимать министерство. В ближайшее время должно быть заседание правительства, на котором будет рассмотрен этот вопрос. Будем мы северным региональным центром или северным республиканским центром — суть от этого не изменится. Мы будем иметь право оказывать услуги населению всего региона. Такая возможность у нас есть. Сегодня плановые больные по направлениям врачей уезжают в Кишинёв  и лечатся там. При изменении статуса больницы они смогут так же по направлениям лечиться у нас. В больнице есть сильные хирурги, травматологи. Проводятся плановые операции по протезированию тазобедренных суставов.

Изменится и финансирование больницы, что, безусловно, положительно скажется на деятельности всего персонала.

«Больные будут только в выигрыше»

— Как это скажется на больных? Не ухудшатся ли условия лечения муниципальных пациентов?

— Это никак не может произойти. При увеличении финансирования мы сможем направлять средства не только на погашение исторических долгов, как это делаем сейчас, но и на улучшения условий больных, покупку нового современного оборудования. Так что все больные будут только в выигрыше.

Больница сегодня находится в очень трудном положении. Два года назад я принял её с долгами в 42 млн леев. Долг удалось сократить на 11 млн леев. Текущих долгов у нас практически нет, но есть опасность судебных разбирательств за долги с 2010 года. Не оплачены медикаменты, оборудование. Экономические агенты требуют их возврата в судебном порядке. Надеюсь, что с изменением статуса и лучшим финансированием ситуация несколько стабилизируется.

Хочу, чтобы у нас не было долгов, мы могли делать текущий ремонт, покупать новое оборудование, повысить зарплату сотрудникам, добросовестно выполняющим свою работу. Хочу, чтобы у нас было, как в Республиканской больнице. Всё это возможно.

«Мы немножко опередили время»

— Как скоро статус больницы изменится?

— Думаю, что это произойдёт в самое ближайшее время. Документы муниципального Совета уже переданы в министерство. После их рассмотрения в министерстве готовится решение Правительства РМ. Надеюсь, что в ноябре у нас будет новый статус.

Хочу заметить, что Минздрав проводит реформу больниц республики. Мы немножко опередили время. В дальнейшем все больницы перейдут под юрисдикцию министерства. Вместе мы можем сделать многое и проводить единую политику рационального освоения выделенных средств и развития лечебных учреждений, независимо от того, где они находятся. У всех очень большие затраты и подходы разные.

Я убеждён, что на севере должна быть одна головная больница, которая сможет оказывать услуги всем жителям этого региона. Это не отменяет районные больницы. У них есть своё предназначение. Но серьёзные операции, протезирование мы в состоянии проводить для всех проживающих на севере республики. Только в прошлом году мы за два месяца провели более 60 операций по протезированию суставов. В этом году получили протезы и оперируем по 2–3 больных в неделю.

«Новый статус позволит успешнее решать кадровые проблемы»

— В больнице не хватает молодых кадров. Как Вы считаете, изменение статуса поможет в решении этой проблемы?

— Думаю, что многие вопросы должны решаться быстрее и более продуктивно. Кадровый вопрос не исключение.

Мы беседовали с ректором Медицинского университета им. Николая Тестемицану. После нашего разговора три дня назад к нам приезжали проректор по резидентам, декан и 13 профессоров университета. Мы хотим улучшить работу с резидентами в бельцкой больнице и привлечь на работу к нам молодых специалистов.

Мы прекрасно понимаем, что для этого необходимо решить много вопросов. Мы подготовили письмо в министерство с конкретными предложениями. Среди них главное — обеспечение жильём молодых врачей. Минимально съём жилья стоит 100 евро. При зарплате в 3–4 тысячи леев это очень большая сумма. Поэтому мы предлагаем использовать под жильё одно из общежитий нашего медицинского колледжа, который тоже относится к Минздраву. Там также должны быть оборудованы учебные классы, подведён Интернет. Это можно сделать и своими силами.

Мы очень надеемся на нового министра. Если вопрос будет решён, то молодые врачи смогут жить там и дальше, после окончания резидентуры. Это поможет омолодить коллектив и удержать молодые кадры.

При наличии даже временного жилья мы сможем привлечь к нашей работе и кишинёвских профессоров для проведения операций, консультаций и приёмов. В дальнейшем будем думать и над другими вопросами. Ещё предложения: возможность увеличения зарплаты за счёт больницы, выделение часов дежурств, оплата проезда из Бельц до Кишинёва.

— В каких специалистах сегодня особенно нуждается больница?

— Нам нужен ещё один оперирующий уролог. У нас есть очень хороший специалист Сергей Козуб. Но он один. И этого сегодня уже недостаточно.

Нужен оперирующий окулист. Мы хотим приобрести оборудование для оперативных вмешательств при катарактах. Нужен ещё один оперирующий лор, эндокринолог, гастролог. Такие специалисты есть в районах, и они могут прийти к нам. Но нужно дать хотя бы комнату в общежитии.

Предполагаем привлекать для работы в больнице и врачей-специалистов, имеющих свои частные кабинеты. У нас есть для них предложения.

Очень надеюсь, что новый статус позволит нам более успешно решать кадровые проблемы.

«Работа в приёмном покое не простая»

— Мы уже достаточно много говорили в предыдущих интервью о работе приёмного покоя. Между тем жалоб на это структурное подразделение не становится меньше. В чём причина?

— К сожалению, несколько задерживается реализация проекта по созданию современного отделения по оказанию ургентной помощи, в который мы были включены вместе с кишинёвской Больницей скорой помощи. Проект находится на рассмотрении в Брюсселе. Если удастся его внедрить, то больница получит отделение, отвечающее всем современным требованиям. У нас для этого достаточно площади, есть специалисты.

Что касается жалоб, то мы их регулярно рассматриваем. И не всегда виноваты только медицинские работники. Мы должны быть объективными.

Приёмный покой принимает за сутки более 200 человек. В детскую больницу обращаются ещё порядка 70 человек. Из этого количества только треть составляют пациенты, которым действительно нужна неотложная помощь. Остальные должны были обратиться к семейному врачу, в консультативную поликлинику. Там тоже принимают [без записи], если требуется срочная помощь.

Человек, который приходит в приёмный покой, требует, чтобы на него обратили внимание немедленно. А это не всегда возможно. Есть более срочные больные, и они идут вне очереди. По «скорой» доставляют тяжёлых больных. Регулярно в больницу привозят людей без постоянного места жительства. Это особый контингент, который, прежде чем лечить, нужно помыть, постричь и переодеть. На это тоже нужно время.

Ситуации разные. Только врач может решить, кто может подождать, а кем нужно заниматься немедленно. Больные не всегда с этим согласны. Отсюда конфликты. Но я призываю к корректности и медицинский персонал, и больных.

Если же жалобы оправданы и виноваты в конфликте наши сотрудники, мы всегда готовы вмешаться и восстановить справедливость.

Нелли Ланская

ESP.MD


Похожее ...

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *